Мутации книжного червя


Небольшой корпоратив по случаю Нового года, они у нас всегда „небольшие“. Наше отделение само по себе малоактивное, да и работодатель держит нас в ежовых рукавицах и сильно не балует. Вот сидим мы, человек 15, и трещим: коллектив на 70% женский, поэтому трещим. Но темы более-менее светские и болeе-менее умные. Пошла беседа о книгах, кто что читает. Каждый хочет засветиться своей особенной книгой и своим особенным интересом. Кто по психологии что-то читает, кто по воспитанию детей читает, а кто-то свеженькую книгу такого-то автора читает. Я сижу и скромненько помалкиваю. Единственное, что я на тот момент читала, это вслух для ребенка, зато каждый день, по две главы “Рыцарь Треньк”. И подумала я о эволюции (деградации/мутации) моего читательского поведения.

Книги были важной составляющей всего моего детства, юности и до сих пор без них никуда. У нас была, по моим меркам, огромная библиотека, в советское время папа выписывал сборники различных авторов или книги в определённом жанре. Плюс абонементы в двух сельских библиотеках и задания читать то-то да сё-то. В юности, на летних каникулах, погуляв до часа-двух ночи во дворе, перед сном я усаживалась на кухне и с куском хлеба в руке читала еще часок. В начале взрослой жизни изменился вкус, пошла литература потяжелее.

И так до увеличения квадратных метров жилой площади и рождения ребенка. С тех пор как я стала мамой, времени на чтение для себя любимой у меня просто не стало. Чтение атрофировалось на утренние газеты, поиск статей по уходу за ребенком, текстов и отзывов о предметaх быта, о травле каких-то паразитов на кустарниках, короче, прикладные, искусством не обременённые тексты. Декрет закончился, начались трудовые будни и времени ну совсем не стало: работа + ребенок + домашние заботы + друзья свои + друзья ребенка + ….

Что осталось — это регулярное чтение ребенку. Некоторые сказки знаю наизусть, читать мне их уже не надо: открывай книгу и не забывай перелистывать, чтоб картинки соответствовали тексту. Теперь книги немного усложнились, мне тоже иногда самой интересно, например, что будет с этим самым рыцарем Треньком в следующей главе. На ночь, уже в кровати я читать не хочу: во-первых, не удобно, во-вторых если интересно, то бросать не хочу (контрпродуктивно: надо же спать!). Одна книжка меня однажды так зацепила, что я до четырех утра не могла оторваться, а в шесть надо было уже вставать на работу. Для меня это – не выход.

Чтение для себя мутировало в аппендикс для отпуска. Я перестала ориентироваться на книжном рынке и стала перечитывать русскую классику. Начала с “Война и мир” Льва Толстого. И так это меня возмутило, ну как можно читать это произведение в школе? В пятнадцать – шестнадцать лет я его не читала, а перелистывала до следующего описания бала, где можно было бы прочитать про Наташу и Элен. Одна польза от школьной программы: знаешь, что этот роман-эпопея существует. Но отпуск дело ограниченное, сильно не начитаешься.

Вот так и начала я слушать аудиокниги. А что? Очень удобно совмещать и с моим спортом, и с готовкой на кухне. Да я согласна, слушать – это не читать. Образ героя уже предопределен голосом чтеца, но лучше уж так, чем совсем никак. И меня понесло. Прослушала сначала “Евгений Онегин”. Так эта книга меня захватила! Опять же школа, там я много недопонимала, читала факты, учила наизусть. Я только теперь начала понимать суть книги. Под впечатлением я пребывала неделю. Но меня очень оттолкнул голос Татьяны: ну такой наивный. По тексту и так понятно, что героиня не совсем осознает, что происходит, мечтает и додумывает, а с таким слащаво-наивным голосом, можно сказать, из Татьяны получился негативный персонаж. И пошло-поехало: Герцен, Толстой, Пушкин … Потом подсела на рассказы Довлатова. Их я слушала долго и с повторениями. Дошло до того, что я начала искать в интернете информацию о нем самом и его семье, просмотрела пару документаций о его жизни. Стала расспрашивать у родителей и знакомых про семидесятые годы.

Вчера прослушала в романe “Семейное счастие” Льва Толстого описание далеко уже не молодого главного героя. Он сам сокрушается, какой он старый для женитьбы: 37 лет ему было.

“— Вот хорошо! тридцать шесть лет, уж и отжил”, — сказала Катя.

— Да еще как отжил, — продолжал он, — только сидеть и хочется. А чтоб жениться, надо другое. Вот спросите-ка у нее, — прибавил он, головой указывая на меня. — Вот этих женить надо. А мы с вами будем на них радоваться…“

Какое печальное представление о жизни! Именно такой я её себе в 18 лет и представляла: по иную сторону 30-ти жизнь становится грустной и пассивной. А замечание „в 40 лет жизнь только начинается…“  (Москва слезам не верит) звучало как ухмылка еще на что-то надеющихся и молодящихся дам. Время идет, взгляды меняются. И не только мои, но и общества — первый официальный брак для мужчин в Германии случается в 33 -34 года[i].

В общем прослушивание книг стало для меня заменой чтения. Но всегда есть жирное „НО“, собственная фантазия ограничена тембром голоса, интонацией чтеца и его стилем чтения, который не всегда совпадает с моим. Книгу не прочувствуешь по полной: не раскрыть, не посмотреть иллюстрации (часто авторские), быстренько не перечитаешь длинное непонятное предложение, и я чаще отвлекаюсь на то что вижу и делаю.


[1] https://de.statista.com/statistik/daten/studie/1328/umfrage/heiratsalter-lediger-maenner/

 


2 ответ. на "Мутации книжного червя"

Добавить комментарий для Олеся Отменить ответ

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s