Язык мой — враг мой или друг мой? (часть первая)


А, поговорим про поговорим? С одной стороны, нередко слышишь, что слова неважны, главное — дела, поступки, свершившиеся факты. С другой стороны, кто бы сомневался, что доброе слово лечит, а злое и убить может? Слово эфемерно, бесплотно, летуче, сказанное в пустоту, оно равно пустоте. И все-таки сколько в нем силы — и разрушительной, и созидательной.

Тема эта неисчерпаемая. Немало книг и научных трудов написано в самых различных областях науки. Я же хочу остановиться лишь на одном, очень узком аспекте, который мне как филологу и заядлой любительнице менять место жительства, очень интересен. Ну вот нравится мне наблюдать, за тем как люди себя ведут, и слушать, как они говорят. И связывать эти две плоскости, и тем более находить в них взаимосвязи, процесс для меня безмерно увлекательный.

Подолгу (путешествия не в счет) пожила я в трех странах — Молдавии, Германии и Испании. Это — три страны с очень разным менталитетом: постсоветским, североевропейским и южноевропейским. И четыре разных языка, из которых лишь румынский и испанский — родственные.

Влияет культура на язык? Влияет язык на культуру? Оставим спорить об этом бородатых ученых (лингвострановедение, кстати, называется наука, посвятившая себя этому вопросу). Несомненно одно, в языке находят отражение нравственные и культурные ценности каждого народа. Как в речи каждого отдельного индивидуума отражаются его личные мораль и культура. Поэтому наблюдать за тем как люди в разных странах коммуницируют друг с другом весьма увлекательно.

Вот, что уловили мои геолингвистические локаторы

В Германии

Не раз и не два приходилось мне слышать такие характеристики в адрес немцев: холодные, расчетливые, организованные, экономные, педантичные и тому подобное. А как по-другому? Вслушайтесь только в немецкое построение фраз.

Отрицание очень часто располагается в самом конце. То есть может быть

— Взорвалась бомба, подложенная повстанцами в здании правительства.

Или

— Взорвалась бомба, подложенная повстанцами в здании правительства, НЕ. В смысле, не взорвалась. Фу, вытерли пот со лба, идем дальше.

 

— Дорогой, я изменила тебе с мускулистым соседом из дома напротив.

У мужа тахикардия.

— Дорогой, я изменила тебе с мускулистым соседом из дома напротив НЕ. Ёмаё, верная она, не поддалась чарам. Зря вся тахикардия. Живешь в Германии – учись ждать точки.

 

Немцы разделяют сложные формы глаголов (русский аналог — «я буду делать»), причем смысловой глагол отправляется опять-таки в конец.

То есть

-Аборигены будут заблудившихся исследователей ЖАРИТЬ И ЕСТЬ

либо

-Аборигены будут заблудившихся исследователей ЛЕЧИТЬ И КОРМИТЬ

узнает лишь тот, кто дослушает фразу до конца.

 

Та же петрушка с приставками. Даже они (не все!) от глагола отделяются и занимают почётное последнее место.

— Теща, которую я терпеть не могу, -ехала на год, а, может, и на дольше, а, может, и навсегда ПРИ- (рррр, горе!)

— Теща, которую я терпеть не могу, -ехала на год, а, может, и на дольше, а, может, и навсегда У- (фууу, облегчение!)

 

Вот так. Думаю, вы понимаете, к чему я клоню. Выслушивать собеседника до конца, доводить до конца и собственные мысли — к этому немецкое ухо приучено с младых ногтей.

Поэтому да, за годы наблюдений за немцами, подтверждаю, что (в общей массе) мыслят и действуют они структурированно, работают систематично: начинают дело и доводят его до конца, затем берутся за следующее. Не распыляются, в общем. Причем, неважно с людьми какой профессии вы имеете дело – с коллегой ли на работе, с вашим врачом, банкиром или со слесарем, парикмахером или помощницей по хозяйству.

Часто наблюдала это на кассе в супермаркете: кассирша и очередь покупателей. В тот момент, когда подошла ваша очередь, она вся ваша. Покупатели до вас и после вас перестали существовать. Она вам улыбнется, отсканирует ваши товары, может обменяться парой приветливых слов, скажет цену, возьмет деньги, откроет кассу, даст сдачу, закроет кассу, вручит чек, поможет упаковать, попрощается… и только тогда ПИП! вернется в общую реальность, ПИП! обратится к следующему в очереди, и в этот момент уже вы перестанете для нее существовать. И кажется, что только какие-то экстремальные форс-мажорные обстоятельства могут заставить ее отвлечься или изменить ее наиболее разумный, эффективный, потому что заранее продуманный или предписанный, метод выполнения работы.

Порядок слов в предложении – одна из важнейших тем в немецкой грамматике. И это касается не только глаголов: большинство членов в предложении имеют свое строго предписанное место (степень строгости может варьировать, но и это четко прописано). То есть, если вы сомневаетесь, как правильно

— Я дал ему его

или

— Я дал его ему…

всё, получите от учителя грамматики по пальцам!

То есть вы понимаете, что нет ничего удивительно, в том, что немцы склонны к порядку и организованности. А как иначе, если даже двухлетний малыш, лопоча свои первые связанные фразы, изо дня в день призывается к порядку в них. И да, пожив в стране, действительно привыкаешь к этому, и если кто-то ошибается с порядком слов, то это сразу режет слух, точно так же, как бросается в глаза мусор на улице, велосипедист на пешеходной дорожке или непронумерованные скворечники в лесу.

Еще одна особенность: в немецком языке нет длительных форм глагольных времен. То есть то, что в английском можно выразить фразой

— I am doing

или в испанском

— Еstoy haciendo

в немецком аналогичной форма глагола из серии Countinous не передашь. То есть как бы смысл передать можно, но уже другими подручными средствами.

На эту тему было даже проведено лингвострановедческое исследование, доказавшее, что мыслительные процессы англоязычных и немецкоязычных участников отличаются, несмотря на то что обе группы наблюдали одно и тоже показанное им действие. Разница была в том, как они это действие затем описывали.

Вывод ученных: англичане, активно использующие ing-форму, склонны вербально, а потому и психологически, концентрироваться на самом процессе, в то время как немцы, не обладающие такой формой, ориентируются на поставленную задачу, то есть склонны думать и действовать более целенаправленно. Думаю, любой, кто прожил в Германии хоть пару лет, пришел к тому же выводу без всяких исследований.

Интересна, на мой взгляд, и немецкая манера несколько аперсонально описывать людей. Особенно в контексте трудовых отношений. Если в русском языке термин «рабочая сила» достаточно глобален, то в немецком словом «Kraft» можно назвать конкретного человека, как правило с соответствующими вашему образованию и опыту коннотациями.

То есть, если шеф представит вас партнерам словами,

— Познакомьтесь, это -Фрау Х., наша лучшая специализированная (рабочая) сила,

это не повод обидеться, просто вы — действительно замечательная Fachkraft. Слово «специалист» используется тоже, но Fachkraft звучит как-то более по-немецки (и не только в лингвистическом смысле).

В школах у нас работают не учителя, а Lehrkräfte, то есть «обучающие силы». Учителя среди нас оценят точность попадания термина.

На предприятиях работают не ученики, а (внимание, слово-монстр!) Auszubildende, дословно — «подлежащие обучению». То есть кто ты, что ты, на работе не важно, ты единица — подлежащая обучению.

В зависимости от зоны, в кафе ваш заказ примет «обслуживание» – Bedienung.

— Дорогой, Обслуживание очень приветливо, давай оставим на чай побольше…

И вознаграждение получит прежде всего качественно выполненная работа, а не человек.

Поэтому, наверное, и работают люди эффективно, как и вся система, так как нанять и уволить рабочую силу легче, чем живых, сложных, чувствующих людей.

Если ты Fachkraft, то так себя и чувствуешь: то есть, во-первых, ты сила (второе слово в составных словах — главное) и на работу пришел работать, а не баклуши бить; а, во-вторых, ты специалист в каком-то Fach — предмете, специальности (первое слово описывает, характеризует второе, то которое главное).

Вот такой он немецкий и говорящие на нем немцы. Опять-таки, оговорюсь, что речь идет о средней температуре по больнице. Немцев неорганизованных, не держащих слова и халтурящих на работе, тоже встретить можно. Речь здесь шла об общем впечатлении, которое создает язык и его носители.

Продолжение следует…


2 ответ. на "Язык мой — враг мой или друг мой? (часть первая)"

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s