Язык мой — враг мой или друг мой? (часть третья)


А теперь давайте поразмышляем о том, как мы с вами говорим

На родине

На моей родине говорят на двух языках – русском и румынском. Молдавского языка, если вы здесь вдруг задались этим вопросом, не существует, это была просто хитрая придумка Советской власти. Да, наш местный говор несколько отличается от того румынского языка, на котором говорят, скажем, в программе новостей на румынском телевидении. Но ни произношение, то есть фонетические особенности, ни различия в лексике (типа кулек-пакет, батник-толстовка, плечики-вешалка) никак не достаточны для того, чтобы классифицировать разновидность румынского в Молдавии хотя бы как диалект. Отличающими признаками диалекта являются самостоятельный словарь и грамматика. Степень различия между, например, Хохдойч и баварским диалектом в разы больше, чем между «молдавским» и румынским.

Познакомились мы как-то с милейшей семьей из Румынии. Она родом из центральной части, он – из региона, граничащего с Молдавией (называется, кстати, Moldova, то есть понятно откуда эту нашу теперь независимую Молдавию отщипнули). Каково же было наше удивление, когда мы услышали, что румынский муж говорит ну точь-в-точь как у нас. Конечно, в том, что касается произношения. Нам, женам, было очень весело, глядя на то, как наши мужья прямо-таки смакуют разговор.

Чем, однако, действительно отличается наша чисто молдавская разновидность румынского языка, это большое количество орумыненных русских слов. Эти частые заимствования объясняются историей страны: во времена Советского Союза русский язык занимал привилегированное положение и был в качестве официального повсеместен, в то время как тогда еще официально «молдавский» язык был отодвинут на задворки. А еще и жестко изнасилован — ведь писать «по-молдавски» властью было предписано на кириллице. Поэтому особенно люди постарше и понеобразованней до сих пор говорят, используя в речи огромное количество руссицизмов. Сравнить это можно с обруссенными иностранными словами в речи наших эмигрантов типа

— Ну, не шаффану я на этот бус — (в смысле, на автобус не успевала моя русская знакомая в Германии)

или

— Пердоньте! — извиняется в Испании другая.

Создается впечатление, что в случае с эмигрантами говорящий часто (не всегда!) просто таким образом интуитивно подчеркивает степень интеграции в общество другой страны. В то время как наш молдавский мужичок съест «о котлятэ», на гарнир «гречкэ» и будет ругать своего «начальникул». О том, что эти все слова заимствованные, он не сильно печется: просто говорит, как говорит, и переучиваться уже поздно.

С людьми помоложе и попрогрессивней, дела обстоят уже совсем иначе. Румынскому языку, как неотъемлемой части национального самосознания, придается огромное значение. Как удивляться теперь, что после объявления независимости, стихотворение «Limba noastră« («Наш язык«) стал основой национального гимна и до сих пор им является. Очень радует, что услышать хорошую, правильную румынскую речь можно повсеместно, и очень печалит, что до сих пор язык и национальные признаки – частый предмет антагонизма как в большой политике, так и в отношениях на бытовом уровне. К сожалению, язык в Молдавии постоянно политизируется и часто является лакмусовой бумажкой политических воззрений говорящих. В нашем личном заповеднике коммунизма Приднестровье в школах преподается до сих пор «молдавский язык». Факультативно. На кириллице.

Вывеска на гостинице в Тирасполе. 2012 год. «Добро пожаловать!», то, которое вообще-то «Bine aţi venit!» (Фото: Kaizer, Wikimedia, CC)

Если о политиках: Прогрессивная, проевропейская Майя Санду говорит на прекраснейшем и чистейшем румынском, и только на румынском. Ренато Усатый, любящий подчеркнуть свою близость к народу, постоянно прыгает с одного языка на другой. Владимир Воронин, председатель коммунистической партии, и сын страны своей советской, говорит на ужасном румынском с большим количеством руссицизмов. А про нашего президента Додона (которого Бог уже наказал, дав ему такую фамилию) просто помолчим…

В маршрутке водителю, давшему сдачу, в норме вещей сказать «Merci!» (почему нет? мы же франкофоны!) а за поблагодарить по-русски можно словесно и по шапке получить, и в придачу лекцию про злую-злую советскую власть. А в прорусских кругах будет все с точностью наоборот.

Приезжая в Молдавию, всегда у меня сердце кровью обливается, видя, что язык – это все еще повод для розни. Мысль о том, что два языка в одной стране (тем более таких разных: один латинской группы, другой — славянской) – это вообще-то огромное богатство, окно в две культуры, редка и непопулярна. Поэтому что можно сказать о языке (вернее, языках) в Молдавии и их влиянии на национальный характер? Слишком много политики, исторических обид, и геополитических амбиций… Какое тут лингвострановедение…

 

Заглавная фотография: Татьяна Давыдова. Еще больше иллюстраций этой талантливой художницы вы можете увидеть здесь: https://creativemarket.com/Tatiana_davidova/shop

 

 

 


Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s