Язык мой — враг мой или друг мой? (часть четвертая)


Все мы родом из СССР

Самый-самый родной мой язык все-таки русский. И хоть родилась и жила я не в России, но выросла и была воспитана на русском языке и русской культуре. Поэтому сейчас речь пойдет о нас с вами, выходцах из огромного и уже несуществующего СССР, оставшихся на родине и разбежавшихся по миру.

Язык наш, как известно, великий и могучий, и размаха, величия и мощи нам уж точно не занимать. Если не на деле, то хотя бы в мыслях. И пострадать, и покутить мы любим на широкую ногу. Часто вижу, что иностранцы воспринимают проявления русского характера с некоторой даже опаской, как нечто не совсем предсказуемое, доводимое часто до какой-то ненужной крайности. Что-то вроде русского медведя. По морде медведя, как известно, никогда нельзя угадать, какое у этого животного настроение: то ли драть пойдет, то ли вприсядку плясать. Так и с нами.

Молодец, хорошо говорит…

Русский язык – язык сложный, даже для его носителей. Ни в одной стране, где я жила, ни разу не слышала, чтобы какого-то политика, общественного или культурного деятеля, или блогера хвалили бы за красивую правильную речь. То есть как бы заранее подразумевается, что раз уж человек пошел в политику, преподавание, журналистику и т.п., то язык у него неплохо должен быть подвешен. Главное то, ЧТО он этим языком говорит. И если на то пошло, то я лично предпочла бы в качестве политиков видеть честных и деятельных молчунов, чем красноречивых сволочей и глупцов. То есть то, как человек говорит, это вообще не должно быть критерием оценки его профессионализма, если он только не преподаватель риторики. Во всех остальных случаях – это побочный эффект профессий, где просто по роду деятельности надо много говорить.

В русскоязычной блогосфере, я к своему удивлению не раз натыкалась на комментарии, где люди не поленились потратить свое личное время, чтобы отметить связанную, правильную речь блогера. «Вообще-то это должно быть нормой, раз уж человек пошел в блогеры», — думается все время мне. Просто на фоне повального бэканья и мэканья, и неумения четко и логично развить мысль, люди, говорящие на публику правильно, действительно сразу выделяются.

С другой стороны, ни в одной языковой среде я не видела таких ожесточенных тыканий мордой в грязь за явные или мнимые ошибки. Особенно в Интернете, где можно, спрятавшись за аватаркой, сказать все, бои идут ни на жизнь, а на смерть. Не поленятся, ведь, думаю, малейший огрех поправить.

Но блогер-то этот, как правило не профессиональный спикер, он сел и возможно полчаса, не выключая камеры, связанно и толково объясняет свою точку зрения на какой-либо вопрос. И возможно, в мыслях у него было одно слово, а на язык выскочило другое, вот и ошибся человек, и не остановился, не поправился, потому что ему был важен ход рассуждения. А еще чего хуже, остановился и поправился со словами «ИзвиняюСЬ». Так его ж за это чуть ли не линчуют: и за ошибки, и за «извиняюсь».

Наткнулась я как-то под одной статьей на километровую ветку в комментариях, где люди чуть друг друга виртуально не поубивали не в силах прийти к согласию в вопросе, надо писать «Вы» или «вы», то есть с маленькой буквы или с большой. Вначале просто спорили, потом, ссылками на самые авторитетные словари фехтовали, потом своими дипломами в лицо тыкали, а потом просто весело друг друга на «вы» и «Вы» хаяли.

И точка.

Тоже недавно совсем прочла в Инстаграме интересный пост блогера @landde.ru. Девушка писала о том, что, работая на родине бухгалтером в сфере реставрации зданий, ей приходилось возвращать документацию, если там не хватало хоть запятой. И в тексте, а не в цифрах, прошу заметить.

Соблюдению правил орфографии и пунктуации в русском языке придается огромное, почти сакральное значение. Стоит только вспомнить тот факт, что в 1951 году вышла брошюра «Правила русской орфографии и пунктуации» под редакцией самого И.В. Сталина. Строгое соблюдение правил грамматики было частью всепроникающего порядка и подчинения установленным нормам.

В английском или испанском языке, например, отношение к пунктуации весьма либеральное. Эти языки – наглядный пример того, что количество норм в языке можно свести к минимуму без ущерба для коммуникации. Перенеся эту мысль по аналогии на систему образования или государственного управления, можно сделать вывод, что в либеральном и свободном обществе с минимумом запретов и ограничений, объекты воспитания или управления очень себе даже мирно могут сосуществовать.

В тоже самое время, в английском языке орфография, сводящая с ума любого начинающего изучать этот язык, очень традиционна и жестко сопротивляется попыткам хоть каких-либо реформ. Английская орфография, так же как монархия или палата лордов, являются важной составляющей национального самосознания. То есть под общим знаменателем правила английской грамматики отражают единство либерализма и традиционализма, свойственного англо-саксонской культуре. В случае же с русской грамматикой мы имеем четкое следование нормам, предписанное сверху. И любой шаг в право или влево – расстрел. В интернете просто словами, а в истории было и взаправду.

А вас как по батюшке?

Интересным фактом является использование в русском языке отчества. Кроме русского языка отчества распространены только в некоторых славянских языках, арабском (вспомним старика Хотабыча, который на самом деле Гассан Абдуррахман ибн Хоттаб) и в исландском. Откуда взялись отчества, история очень интересная, но длинная, сюда не поместится.

Если кратко и по сути, если при каждом упоминании твоего имени в воздухе витает и имя твоего отца, то ясно, что у нас до сих пор фамильность, клановостъ, и тот факт, кто твой папа, важны и актуальны. То есть, если зовут тебя Кузя, и ты дурак и раздолбай, но по отчеству ты Фёдорович, а Фёдор – это директор компании, в которой ты типа работаешь, то ты уже не дурак, а Кузьма Фёдорович. Шарк-шарк ножкой.

Мы с вами вместе гусей не пасли!

Обращение на «вы» у нас широко распространено. У меня, например, рефлекс, если человек, к которому я обращаюсь мне не знаком, и он старше 14 лет, я автоматически буду ему «выкать». Так мы соблюдаем дистанцию, четко разграничиваем людей внутри круга родственников, друзей, знакомых, и людей вне этого круга. Особенно это заметно, после того как, пожив за границей долгое время, возвращаешься на родину. Общее впечатление, что людям сложно вести смол ток с человеком малознакомым. Пока не на-ты-кали дружественный мостик, мы скорее закрыты и даже подозрительны. «Вы» позволяет нам поддерживать официально-уважительный тон, разговаривая с учителем, адвокатом, врачом, или демонстративно тыкать гаишнику, чтоб показать, как ты его, пип-пип-пип, не уважаешь. Ну и, конечно же, «Вы» подчеркивает субординацию в отношениях с вышестоящими.

Единство на словах

Централизация общества проявляется и в отсутствии в русском языке каких-то серьёзных диалектов. Есть какие-то говоры, наречия, связанные сними различия в произношении или лексике. Но, скажем, по сравнению с «castellano» и «catalan», различия эти весьма незначительны.

Никогда у меня не случалось такого, что бы я реально не понимала русскоязычного человека, из какого бы региона постсоветского пространства он не был. А вот попав в какие-нибудь дебри Шварцвальда, не редки ситуации, когда сидишь, улыбаешься и просто киваешь собеседникам. А про себя тупо стонешь «чёёё? кааак?». Общая норма, единый стандарт, ориентация на директиву центра находят у нас свое отражение и в грамматике и обществе.

Уже представляю себе, сколько ошибок будет найдено в этом тексте. Поэтому, чтобы загородиться от летящих в меня тапок, хочу закончить на веселой ноте.


Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

Connecting to %s